Заседание Совета по культуре и искусству

22 Декабря 2017
Под председательством Владимира Путина в Кремле состоялось заседание Совета при Президенте по культуре и искусству.

Участники заседания обсудили реализацию задач, сформулированных в Указе Президента «Об утверждении основ государственной культурной политики». На повестке дня, в частности, вопросы совершенствования культурной политики государства; активизации взаимодействия с объединениями и организациями культуры, представителями творческих коллективов; законодательного регулирования культурной деятельности.

* * *
Из стенограммы заседания Совета при Президенте по культуре и искусству
Выступление члена совет, члена правления Союза концертных организаций России, директора Сверловской государственной академической филармонии А. Н. Колотурского:

Д.Мацуев: Спасибо, Владимир Владимирович! Поздравляю всех с наступающим Новым годом!
Мы сейчас с Валерием Абисаловичем тут исколесили за два месяца пол Земного Шара, начиная от Америки. Потом была Япония, Китай, Корея. Кто-то даже просил: «Надо проверить Мацуева с Гергиевым на допинг, что-то они очень много концертов играют! Подозрительно!».
Я не скрою, что у нас есть свой «мельдоний». Это сцена, это концертные залы, это публика. Что поразило в этих поездках в очередной раз, это, конечно, китайские залы – мультифункциональные, феноменальные, конечно, включающие в себя и концертный зал, оперный зал, драматический. У нас есть замечательные примеры и в Петербурге, и сейчас будет во Владивостоке, насколько я знаю, и в Сочи. Позавчера играл в Омске. Абсолютно потрясающий зал, который мы открывали с Валерием Абисаловичем семь лет назад.
Это абсолютно другое ощущение, когда публика приходит в зал для классической музыки. У нас сейчас филармонический бум по всей стране, и Вы это знаете прекрасно. Вообще я на Западе очень часто говорю в интервью: это наше абсолютное достижение за последние 15 лет, это рождение нового поколения публики, которая приучена ходить в залы на классическую музыку. Это абсолютно феноменально! Здесь, наверное, может поконкурировать только Китай или Южная Корея, где тоже половина зала – молодые лица.
Конечно, в наших регионах где-то есть, а где-то нет. Старая филармония, 400–500 мест – конечно, недостаточно для того, чтобы слушать музыку в таком исполнении, как на Пасхальном фестивале, маэстро или разные программы Министерства культуры, гастроли наших ведущих оркестров по всей стране. Вообще на самом деле жизнь наша филармоническая бурлит феноменально, это очень и очень здорово. Когда я слышал речь Александра Александровича, очень любопытные были фразы.
Также у меня вспомнилась одна история. Когда я шел на свой же концентр, где участвовали молодые мои лауреаты из нашего фонда «Новые имена», написано «12+». Какая-то странная аббревиатура, возрастной ценз, видимо, а на сцене играли 10-летние, 11-летние уникальные дети. То есть в зале – нельзя, на сцене тоже, наверное, нельзя. Считаю, что ребенок с утробы матери должен слушать классическую музыку. Вот у меня Анна Денисовна, дочка, в течение первого своего года жизни, когда слушала, скажем, Стравинского «Петрушку», просто замирала и восторгалась этими уникальными звуками.
А что еще хотелось бы сказать? Наверное, в приближение года Рахманинова для меня лично и не только для меня, а 145 лет со дня рождения Сергея Васильевича есть предложение возобновить его конкурс, который в свое время был очень мощный, но, к сожалению, он практически не существует. Он был в разных странах, чуть ли не в Южной Америке был конкурс имени Рахманинова.
Думаю, что пришло время его возобновить, сделать несколько специальностей в этом конкурсе, в тех специальностях, в которых он был гениален: как пианист, композитор и дирижер. Скажем, композитор, дирижер – в конкурсе Чайковского нет таких специальностей, а они у нас на самом деле не на самом сейчас лучшем уровне, я бы так сказал, среди молодого поколения отыскать композиторов и дирижеров было бы очень кстати.
Еще раз с Новым годом! Спасибо большое.

В.Путин: Мы в Мариинке когда были, обсуждали возможные проекты для Владивостока. Думаю, что мы постараемся сделать так, чтобы смогли тиражировать их и по другим регионам страны, которые в этом особенно нуждаются. Вы помните об этих проектах, это касается и музейного дела, это касается и музыки.
А что касается конкурса, давайте подумаем вместе с Министерством культуры.
Пожалуйста, Колотурский Александр Николаевич.

А.Колотурский: Спасибо, Владимир Владимирович.
Дорогие коллеги! Уважаемый Владимир Владимирович!
Действительно, Денис сказал, что в нашей филармонической деятельности еще не наступило прекрасное время, оно, наверное, никогда не наступит, но действительно сделан очень серьезный шаг. Например, принята Концепция развития в области академической музыки. 20 лет мы пробивали это, и, наконец, это сделали.
Создаются оркестры, работает Всероссийский виртуальный концертный зал, а это около 300 виртуальных залов по всей территории страны. Растет число слушателей. Но, несмотря на все усилия, я бы хотел обратить внимание на один аспект – на региональный дисбаланс в части обеспеченности профессиональными кадрами учреждений культуры. Вы знаете, действительно, в центрах (в Екатеринбурге, у нас и в других) это обстоятельство неплохое, и можно сказать, что, да, это все решаемое. Но вот в регионах существует этот дисбаланс.
Я долгие годы был вице-президентом Союза концертных организаций, сейчас вхожу в состав Совета, и поэтому хорошо знаю эту ситуацию в концертных организациях и творческих коллективах. По результатам мониторинга региональных симфонических оркестров, который проводил наш Союз, выяснилось, что в 2011 году вакантных мест было восемь процентов, в 2013–2015 годах оркестры имели уже почти 12, а к 2020-му, если ничего не изменится, будут вакантны более 20 процентов. В похожей ситуации находятся и народные коллективы. Требуются и танцоры, вокалисты, артисты оркестра, балетмейстеры, хормейстеры, художественные руководители.
Мы с радостью узнаем, что та или иная филармония приобретает концертные рояли. Но вот уже через два-три года эти инструменты приходят в негодность, потому что в России есть гигантская проблема с мастерами и настройщиками. Это не только рояли, но это и арфы, и органы, струнные, духовые инструменты. Но это очень серьезная проблема именно в регионах.
Конечно, все проблемы быстро решить невозможно, но действовать надо. И хотел бы предложить подумать о создании системы целевой подготовки специалистов в сфере культуры. Некоторые скажут, что она вроде есть, но нужна более качественная и в тесном взаимодействии с регионом, ну просто другая.
Может быть, Федерация могла бы взять на себя координацию всей системы подготовки: предусмотреть процедуру оплаты обучения, затраты на проживание и так далее. И в эту систему (на мой взгляд, это самое главное) регионы должны входить с конкретными и весьма определенными обязательствами.
Например, от оплаты проезда до решения жилищных проблем и так далее. А со стороны учреждений – это вовлечение в системную интересную творческую управленческую деятельность. Но, конечно, целевой набор требует и ответственности со стороны молодых специалистов. И я считаю, что молодой специалист должен проработать в учреждении, которое его направило, не менее пяти лет.
А юридическая база в виде ученического договора для этого уже существует. Мы в нашей филармонии используем ученический договор уже более десяти лет. И, конечно, вкладывать деньги, время, силы надо в достойных кандидатов. Поэтому и учебные заведения тоже должны по-другому относиться, не так, как сейчас.
И хочу особо отметить именно важность отбора на местах с участием представителей вузов. Выявлять самых талантливых и заниматься их подготовкой надо с учетом потребностей учреждений культуры. Здесь могу высказать от нашего сообщества, что мы очень долго поднимаем вопрос о подготовке оркестровых музыкантов, а нам говорят: «Мы все даем, у нас все это есть». Но это не оркестровые. Это консерватории, вузы готовят солистов. Только, правда, они потом садятся в оркестры, и, к сожалению, приходится все заново начинать.
И думаю, что за первые несколько лет было бы возможно направить на подготовку в лучшие вузы страны порядка 200 молодых людей из регионов, где дефицит наиболее силен. Я точно уверен, что без решения кадрового вопроса, учреждения культуры на местах не смогут переломить ситуацию. Не будет кадров – не будет культуры. А без культуры не будет развития регионов. А дальше уже совсем плохо.

В.Путин: Александр Николаевич, можно подумать над этим.

А.Колотурский: Надо подумать.

В.Путин: Да. Я просто с трудом себе представляю, как мы можем привязать человека, который закончил творческий вуз, к конкретному учреждению.

А.Колотурский: А речь идет не о тех, кто приехал просто в творческий вуз и поступил.

В.Путин: Я понимаю. Вы сказали, целевое. Понятно.

А.Колотурский: Целевое. Надо разговаривать, что если, действительно, нужен отбор с тем, чтобы этот человек понимал, и регион должен в этом участвовать, и учреждения культуры. Это трудный вопрос, очень трудный.

В.Путин: Давайте подумаем. Вот смотрите, как бы не получилось так, что по нецелевому набору будут поступать самые талантливые, а те, кто не прошел по нецелевому, будут поступать, потому что их направил регион. И вот к вам будут такие назад приезжать, а вы уже и работать с ними не захотите. Вам подавай лучших.
Я ничего против не имею, вашу озабоченность я понимаю, но забюрокрачивать, честно говоря, особенно не хочется. Давайте подумаем. Вот вы знаете, мы по врачам делаем нечто подобное, но не заставляем, а стимулируем, материально стимулируем. И одна из таких программ работает, молодые специалисты едут туда, в том числе и на село едут. Подумаем. Постановка вопроса правильная и с точки зрения обеспечения именно региона.

А.Колотурский: Я хочу сказать, именно региона. Спасибо.